Найти :
Найденные результаты с ключевым словом : "обретение-плода-учения-и-достижение-состояния-будды-".

Обретение плода учения и достижение состояния Будды

Библиотека

Буддизм Жизнь Замечательных Существ Еше Цогель

Еше Цогель

Обретение плода учения и достижение состояния Будды

После того как я, Цогель, Благословила места силы и скрыла в тайных хранилищах сокровища учения Гуру Пема для будущих поколений, я вернулась в Чимпу и некоторое время оставалась там, исполняя обязанности главного священника. В храме Карчунг Доргйинг я даровала неизмеримые в своей глубине практики, приводящие к быстрому созреванию и освобождению, семерым ученикам, в число которых входили царь Мутри Ценпо, принц Мурум Ценпо и Нгангчунг Пелгьи Гьелмо. Явив им мандалы Собрания Тайного Слова Гуру, Собрания Ума Идама и Собрания Дзогчена и даровав посвящения, я быстро привела их к духовной зрелости и освобождению.

После этого в пещере возле Карчу, что в Лодраке, я вступила в медитацию сферы становления всех дхарм Дзогпаченпо. Живым существам, странствующим в круговороте рождений и смертей, я являлась в различных образах, принося им счастье. Голодным я являлась в виде разнообразной пищи, принося им счастье; бедным я являлась как богатство, принося им счастье; нагим я являлась как различные одежды, принося им счастье; бездетным я являлась как дочери и сыновья, принося им счастье; мужчинам, томимым вожделением я являлась в виде привлекательных девушек, принося им счастье; одиноким женщинам я являлась как мужья, принося им счастье; больным я являлась как лекарство, принося им счастье; томящимся от печали и отчаяния я являлась как разрешение их внутренних проблем, принося им счастье; находящимся в опасности я являлась как спасение, принося им счастье; тем, кому угрожал огонь, я являлась как вода, принося им счастье, и для всех, кто подвергался неблагоприятному воздействию какого-либо из пяти элементов, я являлась как противоположный элемент, принося им счастье; подобным же образом я являлась всем существам, находящимся в промежуточном состоянии между смертью и рождением, а также в шести мирах сансары в той форме, которая наилучшим образом могла послужить обретению ими счастья; я избавляла всех живых существ от их невзгод, какую бы форму они ни принимали, принося им счастье.

Коротко говоря, где есть положительные и отрицательные переживания, там есть жизнь чувствующих существ; где есть жизнь чувствующих существ, там есть и пять элементов; где есть пять элементов, там есть и пространство; а поскольку мое сострадание единосущно пространству, то оно пронизывает собой все переживания чувствующих существ. Так, являясь то в одной форме, то в другой, я оставалась в пещере возле Карчу двенадцать лет.

После этого я, Еше Цогель, вместе с одиннадцатью основными учениками и семидесятью девятью последователями отправились в Шанг, в долину Запу. Прожив там десять лет в служении моим ученикам, я, наконец вступила в самадхи, называемое «угасанием всех дхарм»46. Но шесть моих самых близких учеников, Би Еше Ньингпо и другие умоляли меня не удаляться в нирвану, но оставаться на земле и вращать колесо учения:

О Великая Мать,

наделенная признаками единства с пустотой,

Когда свет твоего солнца и луны исчезнет

в твоем внутреннем пространстве,

На кого опереться нам,

несчастным чувствующим существам?

Просим тебя, останься с нами,

чтобы являть нам мандалу совершенного постижения.

Запредельная Победительница,

чье видимое существо подобно

благодатному дождевому облаку,

Когда нектар твоих тайных наставлений

скроется в твоем внутреннем пространстве,

На кого уповать нам, которые подобны

непророщенным семенам и нежным побегам?

Просим тебя, останься с нами,

чтобы орошать нас нектаром твоих наставлений.

Цогель, наше прибежище,

являющая собой пример иллюзорного тела,

Когда твои признаки и явленные знаки будды

растворятся во внутреннем пространстве,

На кого надеяться нам, заблудшим,

потерявшим дорогу?

Ты – наша опора на пути к освобождению

Пожалей нас, преславная Цогельма!

С такой горячей молитвой обратились ко мне мои ученики, прося не покидать их. Я отвечала: «Приготовьте великое подношение ганачакры, мои сыновья и дочери, и я открою вам мандалы многих самых глубоких тантр и дам наставления. Когда пройдет восьмой день этого месяца, только мое имя останется в Тибете». Расстроенные и опечаленные, они приготовили все необходимое для подношения. Потом все ученики сели вокруг меня с глазами, полными слез, и я обратилась к ним с такими словами:

Слушайте внимательно, вы, мои ученики!

Вложите себе в уши мои слова и

запечатлейте их в своей памяти.

Нет повода для отчаяния, утешьтесь!

Поскольку жизнь обусловлена причинами,

она преходяща;

Поскольку материя по своей природе является светом,

она лишена субстанции;

Поскольку «путь» – это заблуждение, он бесполезен;

Поскольку природа сансары – пустота,

она лишена реальности;

Поскольку ум состоит из противоречивых мыслей,

он не имеет основания:

Итак, нельзя найти ничего,

что было бы абсолютной реальностью.

Вы, собравшиеся здесь братья и сестры,

наделенные верой,

Без смущения и сомнений обращайтесь

с молитвами ко мне, своей Матери,

И я наделю вас благословением чистого блаженства

сферы непрерывного становления.

Там не существует встреч и растований:

Я не оставлю тех, с кем уже имею кармическую связь,

А прочие будут спасены эманациями моего сострадания.

Ваша мать свободна от страха смерти и изменений,

Поэтому нет причин для печали, братья и сестры.

Я закончила свои свершения.

Согласно пророчеству благословенного святого Оргьена,

Мне в этой жизни было отпущено две сотни лет.

Прошло даже немного больше этого срока,

И я находилась в Тибете очень долгое время.

В возрасте тринадцати лет я стала супругой императора;

В шестнадцать лет Гуру обнял меня своим состраданием;

В двадцать я получила полные посвящения

и практиковала аскезу;

К тридцати я достигла полной реализации

и стала трудиться на благо других;

В сорок я соединилась с умом своего Гуру;

В пятьдесят я покорила демонов и защитила учение;

В шестьдесят я распространяла писания

и расширяла общину;

В семьдесят я раскрыла природу реальности;

Когда мне было восемьдесят,

мой Гуру удалился на юго-запад;

В девяносто я узрела лицо истинной сути вещей;

В сто лет я достигла совершенства в знаниях;

В сто двадцать я стала

главным священником императора;

В сто тридцать я путешествовала по всему Тибету;

В сто пятьдесят я спрятала сокровища учения

И оказывала помощь живым существам;

Когда мне было сто шестьдесят,

умер царь Мутри Ценпо;

В сто семьдесят лет я привела

к освобождению своих учеников;

В сто восемьдесят я произвела

иллюзорные формы в Лодраке;

В сто девяносто я встретилась

со своей старшей сестрой Мандаравой

И, получив высшие наставления,

обрела сиддхи бессмертия,

После чего признаки перерождения и смерти самопроизвольно исчезли.

Теперь прошло двести одиннадцать лет.

Несомненно, Тибет получил достаточную защиту и покровительство;

Несомненно, его боги и люди удовлетворены.

Теперь я ухожу, и кажется, что мы расстаемся,

Но не печальтесь, мои друзья!

Молитесь с верой и усердием,

Погружайтесь в чистое пространство Дзогчен,

Ибо нет иного способа избежать несчастий бытия.

Наставления Дзогчена приводят

к самой сути Оргьена Пема.

Он сам даровал их мине, и теперь я передаю их вам.

Выполняйте практику и обретите сиддхи.

Вы можете передать эти наставления любым

подходящим ученикам.

Но не давайте их тем, у кого недостает способностей,

Храните их от нарушителей обетов,

И спрячьте их от самоуверенных гордецов».

Затем, взяв с них обещания хранить тайну, я раскрыла одиннадцати моим ближайшим ученикам мандалу Дзогчен Ати, дав им сто тайных сердечных наставлений, в результате чего все они достигли немедленного освобождения.

Так состоялась последняя проповедь учения Еше Цогель в традиции устных наставлений.

В третий день месяца птицы, в год, когда мне исполнилось 211 лет, находясь в верхней пещере Падма Ганга, я объявила моим ученикам, что мы должны отправиться на вершину Запу, чтобы увидеть мистерию, которая состоится там, на Медно-красной Горе, в восьмой день лунного месяца. Я отправилась на вершину Запу, взяв с собой одиннадцать ближайших учеников и около полусотни последователей. На седьмой день я обнаружила на вершине Запу пещеру, формой напоминающую мудру намасте47. Там мы провели ночь. Я дала своим ученикам двадцать девять кратких учений, а затем, совершив подношение ганачакры, устанавливающей единство с ламой, мои ученики собрались вокруг меня, и я по просьбе каждого из них дала им подробные личные наставления.

Вечером восьмого дня явились двенадцать разновидностей гневных демонических дакинь из страны Оргьен, говоря о себе, что их общее число двенадцать миллионов (12 000 000). Около полуночи явились двенадцать разновидностей дакинь, пожирающих людей: питающихся жизненной силой, крадущих дыхание, пожирающих плоть, выпивающих кровь, высасывающих костный мозг и прочих, говоря, что всего их пять миллионов пять тысяч пятьсот (5 005 500). Так что земля и небо наполнились плотоядными дакинями. Затем объявили о своем прибытии мирские дакини и дакини двенадцати разделов времени числом двенадцать миллионов сто двадцать тысяч (12120 000). Они появились, восседая на львах и прочих хищниках, на различных птицах, таких, как гаруда, на разнообразных домашних животных, таких, как слоны, и на диких животных, таких, как олени; они были разных размеров и форм, у некоторых из них лица были как у людей, а у иных – как у разнообразных тварей. За час до рассвета появились новые дакини, которые говорили, что они прибыли из четырех концов страны Оргьен и с Двенадцати Островов. Эти дакини были разделены на группы, каждая своего цвета: белые, красные, зеленые, темно-синие и желтые, причем среди белых некоторые были совершенно белыми, некоторые наполовину белыми, а наполовину красными, некоторые наполовину зелеными, наполовину синими и наполовину желтыми; подобным же образом были окрашены дакини остальных групп. В руках они держали разнообразные предметы: оружие и прочие символы своей внутренней природы. Таких дакинь было пять миллионов двести тысяч (5200000). После рассвета и перед появлением первого луча солнца объявили о своем прибытии дакини шестидесяти четырех мандал во главе со своей царицей, Прекрасной Владычицей Лотосового Танца (Пема Гарвонг Люндзе). Небо наполнилось радужным сиянием, земля заблагоухала, а воздушное пространство было полно дакинь. Между полуднем и вечером явились дакини Тридцати Трех Обителей, Десяти Мест Силы Херуки, Восьми Великих Кладбищ, Пилавы, Чандохи и сопутствующих им вторичных мест силы, каждая демонстрируя свой особый жест, каждая играя на своем особом музыкальном инструменте, каждая воспевая свой гимн, каждая исполняя характерный для нее танец, каждая наделена особой способностью, каждая воздавая особую хвалу, наполняя собой небесное пространство.

Я же сделала им обильное подношение ганачакры. Своей магической силой я накормила одной небольшой частицей патоки все собрание людей и дакинь, а затем сполна напоила их чангом из одной капалы. После этого я даровала своим ученикам тайное посвящение речи дакинь48, все они одновременно овладели способностью беседовать с дакинями; так я привела их в состояние «невозвращающихся».

Вечером девятого дня я со своими учениками покинула пещеру, и мы поднялись на вершину горы Запу. В третий час девятого дня я раскрыла им мандалу практики Соединения с Умом Ламы в Едином Слоге, и одновременно с этим появилось неисчислимое количество яростных демонов. Среди них были группы демонов трехголовых, одноголовых, безголовых, пятиголовых, шестиголовых, стоголовых и так далее; разнообразные группы демонов с различным числом голов от одной до ста тысяч. «Гуру Пема прислал нас сопровождать Царицу Злобных Демонов, Дакини Сияющего Синего Света», - сказали они.

После этого Еше Цогель дала последние наставления своим ученикам и изрекла многочисленные пророчества о будущем Тибета.

Завершающая часть ее биографии изложена Атсаром Сале, который впоследствии воплотился как тертон Такшам.

Своей правой рукой Цогель коснулась бутанской девушки Таши Чидрен, которая превратилась в восьми лепестковый голубой лотос, называемый «утпала», на каждом лепестке которого в середине виднелись буквы ХУМ и ПХАТ, и этот лотос растворился в правой груди Цогель. Своей левой рукой она коснулась непальской девушки Каласиддхи, которая превратилась в шестнадцатилепестковый красный лотос с гласными санскритского алфавита и буквой ХРИ на каждом лепестке, и этот лотос растворился в ее левой груди.

В утренних сумерках десятого дня появились четыре царя-хранителя Учения во главе несметного полчища внешних, внутренних и тайных дамченов49, а также духов и демонов восьми и двенадцати классов. «Стража из Нгаяб Линга прибыла в полном составе, сказали они. – Мы готовы сопровождать тебя, Дакини Сияющего Синего Света, в чистую обитель дакинь».

С первыми лучами солнца перед Еше Цогель подобно падающей звезде появились четыре дакини в форме восьми лепесткового лотоса. И тогда, приняв форму Ваджрайогини с барабанчиком «дамару» в правой руке с чашей из черепа в левой, Цогель встала на эту повозку. Но ее ученики безутешно зарыдали, говоря: «Что же мы скажем людям Тибета? И что теперь делать нам, твоим несчастным ученикам?»

Цогель отвечала им:

Слушайте меня тибетцы, наделенные верой!

Скажите людям, что я исчезла

во внутреннем пространстве, алая-виджняне,

А плоть и болезни пришли к завершению.

Скажите им, что смертная Цогель

Достигла, наконец, сферы незапятнанного бытия

Скажите им, что иллюзорное тело из плоти

и крови преобразилось

И что минула нужда в установлении

причин заболеваний,

В предписаниях, кровопускании и прижиганиях.

Скажите им, что, когда истина

о непостоянстве становится явной,

Должно исчезнуть все, что только кажется явным и неизменным.

Скажите им, что конец пути – светоносное тело,

А этот омраченный труп, наполненный водой и лимфой, подлежит разрушению.

Скажите им, что Ама Цогельма растворилась

В изначальном звуке «А»

И что прекратились плач и стенания.

Скажите им, что внешнее и внутреннее,

мать и сын, наконец, встретились,

А материя плоти и крови исчезла.

Скажите им, что никогда не прекращается

поток сострадания Учителя;

Эманациями своего иллюзорного тела

он наполняет Вселенную.

Скажите им, что эта неисправимая, дрянная женщина

Обрела неисчерпаемое богатство дхармы.

Скажите им, что дочь Тибета, ветреная девица,

Стала владычицей абсолютного бытия Самантабхадры.

Скажите им, что эта женщина,

склонная к суетности и обману,

Преуспела в своем последнем плутовстве,

уйдя на юго-запад, в страну Огмин.

Скажите им, что эта распутница, постоянно попадавшая в капканы собственных ухищрений,

Теперь ухитрилась исчезнуть

в пространстве внутренней пустоты.

Не печальтесь! Молитесь, призывая волну благодати.

Цогель никогда не оставит верующих в нее.

Я обязательно явлюсь в ответ на ваши молитвы.

Поэтому возвращайтесь домой

и неустанно практикуйте дхарму.

Да будет благо!

Закончив говорить, она испустила ослепительное радужное сияние, а затем растворилась в капле синего света размером с кунжутное зерно и исчезла. Мы же, собравшиеся там, в один голос возопили:

Увы, увы! Еше Цогельма!

Как ты безжалостна! Как мало твое сострадание!

Если ты не станешь более помогать Тибету,

На кого надеяться нам, твоим несчастным ученикам?

Ты, наша мать, ушла в чистую обитель.

Кто теперь спасет Тибет от несчастий?

Ты, наша мать, вступила в сферу

незагрязненного бытия,

Но кто же приведет нас к исчерпанию

нашей дурной кармы?

Ты, наша мать, ушла в землю чистого блаженства,

Но кто же спасет нас из океана сансары?

Ты, наша мать, растворилась в лотосовом свете,

Кто теперь будет вести нас по узким ущельям Тибета?

Ты, наша мать, соединилась теперь с Гуру Пема,

К кому теперь обратиться нам,

твоим брошенным ученикам?

Увы, увы! Яви снова свое сострадание!

Скажи несколько слов,

которые станут завещанием для Тибета.

Как нам, твоим ученикам, вынести боль расставания?

Просим тебя, введи нас в пространство

всепроникающего лотосового света!

После этих слов все мы с плачем и рыданиями упали на землю. Тогда из сияющей пустоты раздался голос еше Цогель, который произнес:

Слушайте меня, печальные люди Тибета!

Слушайте и прекратите ваши сетования!

Неизменно мое сострадание,

А вы говорите так, будто забыли о срединном пути

И уклонились в крайность утверждения

реальности бытия.

Я не умерла, не отказалась от вас

и не ушла в дальние страны;

Призывайте меня в молитвах,

и я явлю вам реальность своего бытия.

А тем, кто наделен нелицемерной преданностью,

Я дарую любые сиддхи, какие он пожелает.

Так будет отныне и до конца времен.

Благодаря деяниям Гуру Падмасамбхавы

Тибет превратился в чистую землю Авалокитешвары, божества сострадания;

Арья Манджушри здесь – владыка Учения,

А Господин Тайны, Ваджрапани,

являет здесь свою магическую силу.

Поэтому обширный океан учения

не иссякнет в этой стране.

Все демоны и демонические силы здесь покорены.

Монашеские школы, где обучают сутрам,

будут хранить светоч учения,

А мастера, достигшие магических способностей,

Создадут множество центров для уединенной практики.

Жители Центрального Тибета в этой

и последующих жизнях

Сделают три драгоценности свидетелями

своих радостей и печалей,

Усердствуя в практике десяти добродетелей

и избегая десяти грехов.

Ищите в писаниях указания о внутренних

и внешних поступках;

Пусть слова Гуру Пема помогут вам

отличать правильное от ложного.

Уважайте законы и распоряжения правителя

И создавайте законы своей страны в согласии с дхармой.

Отвращайте внешних врагов силой магии:

Божества и Три Драгоценности несомненно

придут вам на помощь.

Пусть обучающиеся в монастырях

Усердно изучают писание;

Пусть живущие в миру мужчины и женщины

Совершенствуют свое видение пути;

Почитайте высших среди вас, а низшим помогайте;

Постоянно читайте мантру МАНИ

для блага всех живых существ

И призывайте в молитвах Пема Джюнгне,

нашего господина.

Молитесь вслух, призывая меня по имени,

И, когда вы получите передачу четырех сил,

ваш ум соединится с моим;

Тогда пребывайте в медитации,

сохраняя чистоту ума и отсутствие помышлений.

Для множества тибетцев Пема Джюнгне будет Учителем,

Благословляя их своим состраданием.

Выполняйте расширенные

и краткие практики исполнения Ума Гуру,

И я обещаю вам, что вы достигнете состояния будды

в течение одной жизни.

Неустанно произносите мантру ГУРУ СИДДХИ;

В десятый, двадцать пятый, восьмой

и пятнадцатый дни лунного месяца

Делайте подношения ганачакры и прочие.

Благодаря этому вы обретете

окончательное освобождение.

Прочтение мантры ГУРУ СИДДХИ

в обратном порядке приводит к самой сути Гуру:

ХУМ – это сущность всех будд настоящего,

прошлого и будущего;

ДХИ – это сиддхи всех идамов и Победоносных;

СИД – это магические проявления дакинь и дамченов;

МА - отсекает заблуждения живых существ;

ПАД – это чистая обитель всех будд;

РУ - закрывает двери, через которые дует ветер кармы;

ГУ - наделяет силами осознавания и сострадания;

ДЖРА – это неразрушимая пустота махамудры;

ВА – обширное вместилище всех вещей;

ХУМ – это явленное существо,

эманация преображенного человека (нирманакая);

АХ – это богатство всех явлений (самбхогакая);

ОМ – это абсолютное бытие,

изначально чистый Кунтузангпо (дхармакая).

Если прочитать коренную мантру Пема Джюнгне

в обратном порядке

Сто тысяч раз, то исчезнут загрязнения тела, речи и ума;

Если триста тысяч раз, то вы достигнете уровня

невозвращающегося;

Семьсот тысяч прочтений приведут вас к встрече

с Пема Джюнгне в этой жизни;

Один миллион позволит вам исполнить

четыре благие активности будды;

Шесть миллионов исчерпают глубины сансары;

Десять миллионов даруют вам единство

с самим буддой Амитабхой,

И вы обретете любые сиддхи, какие пожелаете.

А чтобы узнать, что будет, если прочесть больше,

попробуйте сами.

Прочтение этой мантры в обычном порядке – это путь обретения нирваны:

ОМ – это будда в пяти аспектах его бытия;

АХ – в нем содержатся мантры пяти будд и

все сердечные мантры;

ХУМ – это ум пяти будд и суть всех живых существ;

ВА – это неразрушимость ваджра;

ДЖРА – его сострадательная магическая активность;

ГУ – это херуки настоящего, прошлого и будущего;

РУ – это капля эликсира созревания и освобождения;

ПАД – это врата в чистые обители;

МА – это спонтанное вхождение в вагину наслаждения;

СИД – это спонтанная игра сострадания;

ДХИ – это любые сиддхи, какие вы пожелаете;

ХУМ – это достижение вершины бытия.

Эта мантра подобна драгоценности,

исполняющей желания;

Ею вы исполните все желания своего сердца.

А поскольку она очищает

двенадцать составляющих сансары,

Она является Великой Матерью,

природой десяти запредельных совершенств (парамит).

Все вы, присутствующие здесь.

и все грядущие поколения

Должны практиковать эту мантру с усердием.

Теперь, некоторое время, пока вы

не обретете единство своего ума,

Вам будет казаться, что мы расстались.

Не печальтесь!

Когда ваш разрозненный ум соберется воедино,

мы встретимся вновь.

Да будет благо!

После этих прощальных слов свет на том месте, где находилась Цогель, вспыхнул множеством ярких цветов, а затем удалился на юго-восток и скрылся из глаз. Все мы, видевшие этот окончательный уход, совершили бесчисленные простирания и вознесли молитвы исполнения желаний. Затем, полные печали, с тяжелым сердцем, с глазами полными слез, мы вернулись в пещеру на горе Запу и провели там ночь.

На следующий день Би Еше Ньингпо, Ласум Гьелва Щангчуб и Ма Ринчен Чок развернули мандалу Гуру и Дакини, и после семи месяцев практики мы осуществили единение с Гуру и обрели сиддхи.

А в это время царь Тибета Три Рипачен, защитник дхармы, повелел собраться вместе всем переводчикам. И на этом собрании разные люди рассказывали различные версии паринирваны Еше Цогель. В свою очередь и я, Би Еше Ньингпо, а также Ма Ринчен Чок. Одрен Пельгьи Шонну, Рупа дорже Паво, Сурья Тепа и еще не менее ста человек, которым посчасливилось присутствовать при ее уходе, рассказывали ту версию, которую я привожу здесь.

Так заканчивается восьмая глава, рассказывающая о том, как завершила свой земной путь еше Цогель и как она обрела состояние будды в пространстве становления дхарм.

Учение Будды, монашеские общины и тантрические школы широко и беспрепятственно распространялись по всему Тибету. Тогда учителя из Индии, Китая и Непала, нагруженные дарами, поднесенными им в знак благодарности, преисполненные счастья, возвратились в свои страны. Только великий Вималомитра остался в Тибете и неустанно вращал колесо учений сутры и тантры. Слава и могущество Трисонга Децена достигли своей вершины; враги были разгромлены на границах всех четырех областей, а бонские шаманы и колдуны изгнаны из страны. Увидев, что его земная задача успешно завершена, он назначил принца Муне Ценпо наследником трона. И, восходя умом от блаженства к блаженству, в день своего ухода он дал последние наставления принцу, своей супруге и министрам. В полночь он поднес цветы к алтарю главного храма и произнес слова благопожелания. Ранним утром, накануне восхода солнца, он начал читать текст практики порождения идама, а с первыми лучами растворился в радужном сиянии в сердце Манджушри и исчез.

Вскоре после этого принц Муне Ценпо был умерщвлен вследствие козней царицы. Наследником трона и императором стал его брат Мутри Ценпо. Царские жены были очень враждебно настроены по отношению к буддизму и разожгли вражду между двумя общинами. Пользуясь искусными средствами прекращения спора и благодаря своему состраданию, я смогла помирить общины между собой. После этого случая споры между религиозными общинами были запрещены. В это же время одна последовательница реформированного бона, женщина по имени Бонмо Цо из рода Чокро, которую я знала с детства, проживавшая в Хепори возле Самье, прислала мне отравленное питье. Зная о яде, я выпила его, произнеся слова:

Послушай сердечный друг:

О, как вкусен этот нектар, поднесенный тобой!

От него мое бесплотное ваджрное тело

Стало чистой эссенцией, эликсиром бессмертия.

Удивительно!

Твои замыслы не осуществились,

Мои намерения исполнились.

Не огорчайся и не впадай в зависть,

Практикуй бон и буддизм без смущения,

Молись божеству-идаму,

Смотри на своих духовных братьев и

сестер чистыми глазами веры,

Вознеси молитвы и воздай хвалу Великому Гуру!

И мое тело превратилось в облако лучащегося радужного света, а в каждой поре моей кожи помещался сияющий ваджр. Бонская йогиня устыдилась и, не в силах вынести своего позора, бежала в соседнюю страну.

Тогда мстительная царица изгнала меня в Цанг. Там я сначала остановилась в Карак-Ганге, и вскоре там собрались триста монахов. Позже это место стало называться Джомо-Карак. Тридцать девять из этих трехсот монахов обрели сиддхи, из них двадцать человек достигли такого развития, что смогли оказывать помощь другим, а девять стали равны мне самой, и их достижения в служении благу всех живых существ были неизмеримы. Затем я медитировала в месте, которое позже стало называться Джонмо-Нанг, поскольку там я практиковала внутреннюю медитацию, и из тысячи монахинь, поселившихся там, сто достигли способности помогать другим, семь сравнялись со мной по духовным достижениям, а пятьсот обрели сиддхи.

Затем я отправилась жить в Шампо-Ганг. По дороге на меня напали семь разбойников, которые ограбили и изнасиловали меня. После этого я пропела им песнь, вводящую в четыре состояния блаженства:

НАМО ГУРУ ПАДМА СИДДХИ ХРИ!

Дети мои, вы встретили лучшую из супруг,

Великую Мать,

И, благодаря совершенству накопленной вами добродетели,

Вы имели счастье получить четыре посвящения.

Созерцайте теперь восхождение

по четырем степеням блаженства.

В тот момент, когда вашим глазам предстала

мандала моего тела,

Ваш разум был охвачен вожделением,

И вы получили «посвящение сосуда».

Рассмотрите самую суть вожделения:

Вы увидите в ней процесс порождения идама;

Вожделение нераздельно с идамом по своей сути.

Созерцайте вожделеющий ум как тело божества.

Соединившись с пространством,

Тайной мандалы супруги,

Вы почувсвовали чистое блаженство

в центрах своего тела.

Злоба утихла, уступив место любящей доброте.

Эта сила даровала вам «тайное посвящение.

Рассмотрите самую суть радости

И соедините ее с потоком своей праны.

Что это, как не махамудра?

Вкусите махамудру блаженства.

Слияние с пространством чистого наслаждения супруги

Вызвало у вас непроизвольное истечение,

И ваш ум соединился с моим умом.

Так вы получили благословение «посвящения в мудрость».

Храните суть наслаждения без рассеянности,

Созерцайте единство блаженства и пустоты.

Это и есть то, что называют

незапятнанным блаженством.

Вкусите чистое блаженство как высшую радость,

Вы проникли в тайную суть наслаждения супруги,

И наши соки слились в единый эликсир.

Различие между «я» и «не-я» исчезло,

И это осознание даровало вам

Творческую силу «посвященя слова».

Храните изначальную чистоту ума в мире явлений,

Созерцайте пустотную природу привязанности.

Это не что иное, как высший путь, Дзгпа Ченпо.

Переживите высшую радость как не-радость.

Вот необычайные, высшие тайные наставления.

Сознательная практика этого метода

приводит к падению,

Но счастливый случай дарует

неожиданное освобождение.

Вы получили четыре посвящения сразу,

И ваша удача привела вас

К созреванию на четырех ступенях радости.

Пока я говорила, разбойники достигли состояния духовной зрелости и освобождения. Они спонтанно обрели контроль над потоками своей праны и знание-опыт восхождения по стадиям четырех наслаждений. Став махасиддхами и не покинув своих тел, бывшие разбойники впоследствии перенеслись в страну Оргьен и оказали неисчислимую помощь живым существам.

Вскоре после этого я вновь посетила долину Непала, и непальский король по имени Джила Джипа оказал мне поддержку, так что я смогла широко проповедовать учения Гуру. Там, в Непале, моей ученицей стала четырнадцатилетняя девушка, называемая Дакини. Я нарекла ей имя Каласиддхи, поскольку ей предстояло обрести сиддхи семейства воплощенных дакинь. И хотя учение Будды до того времени было мало распространено в этой стране, после моего посещения все жители, и мужчины и женщины, по крайней мере, узнали о существовании закона кармы.

Я жила в Мангьюле, когда император Мутри Ценпо прислал трех своих вельмож, чтобы пригласить меня обратно в Самье, и я с двенадцатью учениками отправилась в Тибет.

Там я жила двенадцать лет. В Чимпу вместе с Гуру Римпоче, проповедуя и распространяя учение Будды. Постепенно Гуру передал мне все свои духовные сокровища без остатка, подобно тому, как содержимое одного сосуда полностью переливают в другой. И, наконец, настал день, когда он сказал мне: Вскоре настанет для меня время отправиться в Нгаяб Кхадро Линг, Чистую Страну Дакинь. Я должен оставить после себя свое неисчерпаемое учение, глубокое и обширное, распространив его по всему Тибету. Ты же должна его тщательно усвоить, классифицировать и подготовить к тому, чтобы оно стало сокровищем для будущих поколений».

Тогда мы записали все учение Великого Гуру, которое предстояло скрыть как сокровище. Намкхай Ньингпо, искусный в быстром письме, Атсара Пельянг, искусный в каллиграфии, Денма Цеманг, знаток правописания, Чокро Луи Гьелцен, мастер ясного изложения, Юдра Ньингпо, знаток грамматики и логики, Вайрочана, достигший совершенства во всех искусствах, я, Еше Цогель, наделенная незабывающей памятью, - одним словом, все двадцать пять главных учеников и множество помощников вместе выполняли эту работу. Одни писали на санскрите, другие на языке дакинь, третьи на деванагари, а иные на тибетском; некоторые писали буквами огня, некоторые буквами воды или воздуха. Мы записали миллион циклов Совершенства Ума, сто тысяч циклов Капли Сердечной Сути36, тантры, комментарии, тайные наставления – все необозримой глубинны; некоторые обширные, но весьма важные, некоторые краткие, но цельные, некоторые легкие для практики, но приносящие обширные плоды, некоторые подробные, но быстро приводящие к желаемому результату. На все эти тексты были составлены специальные списки, списки дважды сокрытых текстов, краткие списки и списки, содержащие предсказания для открывателей терма, пробуждающие надежду, и все они были распределены в надлежащем порядке.

Гуру и Дакини, мистические супруги, единодушно служили благу всех живых существ своими искусными средствами и глубоким постижением: мы в равной мере являли активность речи, распространяя сутры и тантры; эманациями своих тел мы подчиняли мир внешних явлений; пользуясь своими знаниями и способностями, мы обучали живых существ; так мы разнообразными методами являли четыре типа благой кармической активности: успокоения, увеличения, подчинения и разрушения. В своем абсолютном бытии Пема Джюнгне и Еше Цогель едины с Кунтузангпо и Кунтузангмо (то есть являются Кунзанг яб-юмом): наши тело, речь, ум, активность и качества единосущны всепроникающему пространству.

Из Чимпу мы отправились пешком, странствуя по всему Великому Тибету и благословляя его места силы. Прежде всего, мы отправились в три Такцанга. В Паро-Такцанге, что в Бутане, мы спрятали отдельные терма и списки, содержащие предсказания для тертонов. «Это место Ума Гуру, - сказал Гуру Римпоче. – Практикующий здесь обретет сиддхи махамудры». Затем он произнес молитвы исполнения желаний и благословил изображение Дорже Дролло, естественно возникшую37 ступу и самовозникшую шестислоговую мантру. В Вомпу Такцанге в центральном Тибете Гуру подчинил Владык Спрятанных Сокровищ, поручил им хранить сокрытые священные тексты и оставил там краткие списки. «Это место Тела Гуру, - сказал Гуру Римпоче. – Медитирующий здесь обретет силы вечной жизни». Затем, как и прежде, он произнес молитвы и благословил священные изображения, трехслоговую мантру РУЛУ, а также ступу и ваджру. В Такцанге, что находится в Кхаме, он сокрыл отдельные терма и взял с духов-хранителей обещание охранять их. «Это место Речи Гуру, - сказал он. – Великое благословение снизойдет на тех, кто станет практиковать здесь, но для нарушающих обеты возникнут непреодолимые препятствия. Здесь можно будет обрести мирские и высшие сиддхи». Затем он произнес молитвы и дал благословения.

Подробное описание деяний Гуру и Дакини содержится в других биографиях.

После этого мы, Гуру и Дакини, мистические супруги, вернулись в пагоду Уце как главные императорские священнослужители. Дав устные наставления, списки терма и перечисления будущих тертонов, а также подробные личные советы императору, министрам, царицам, придворным и переводчикам, в десятый день десятого месяца года обезьяны38 Гуру Римпоче, восседая на солнечном луче, исчез в юго-западном направлении, отправившись на остров Нгаяб.

Я сопровождала его до непальской границы, и там мы двадцать один день провели вместе в тайной пещере возле Цашоронга. Здесь Гуру явил мандалу Дзогчен Ати Кьябдал и даровал мне посвящение. Но в отношении Чонемы явились неблагоприятные знаки, указывающие на ее сомнения и неуверенность, и ей Гуру сказал: «Учение тантры широко распространилось в Тибете, но учение Атийоги, вершина традиции махаяны, стала причиной распрей. Духовный прогресс на этом пути может быть достигнут только в линии преемственности устной передачи или в линии терма. Кроме того, практикующие эту традицию зачастую лишены намерения служить другим живым существам. Условия этой практики, как, впрочем, и всей тантры в целом, способствуют быстрому взлету и быстрому падению, если практикующий не наделен исключительной силой и способностями». И он не дал посвящения Чонеме.

Мне же Гуру даровал все посвящения полностью, не оставляя ничего сокрытым и неразъясненным. «Теперь ты готова к тому, чтобы получить наставления необычайной, исключительной колесницы, находящейся вне рассуждений и аналитического мышления. Это учение не следует давать слишком рано или слишком поздно, в неподходящее время и неподготовленному человеку, ибо, подобно тому, как посеянные семена не могут оставаться на поле после созревания колосьев, также и после достижения окончательного результата этих практик, нет возможности продлить пребывание человека в мире. На этом пути не существует хорошей или дурной кармы, нет высших и низших личностей, нет остроты или тупости ума, нет юности и старости; его цель – полное растворение в пространстве непрерывного становления дхарм, где всякая «реальность» приходит к угасанию. Если бы я дал тебе эти наставления слишком рано, ты не смогла бы исполнить свое служение воплощенным существам: проповедовать учение Будды и сокрыть терма для блага грядущих поколений. Почему же? Потому что твое вещественное тело немедленно бы исчезло. Теперь ты должна, ни на мгновение не отвлекаясь, приступить к созерцанию истинной природы всех дхарм39,и тогда, сохранив это тело, ты быстро обретешь окончательное просветление, состояние будды. После моего ухода медитируй в Запу, Тидро и подобных местах. Через три года усилится твое видение, а через шесть лет ты обретешь абсолютное, неопосредованное знание. Тогда ты спрячешь последние терма для будущих поколений и, передав последние тайные наставления, завершишь свой труд на благо живых существ. Затем ты отправишься в Карчу, что в Лодраке, и там, достигнув полного совершенства в своей практике, продемонстрируешь магические превращения, выходящие за рамки природных законов, являя различные формы для удовлетворения разнообразных нужд всех живых существ. Через две сотни лет твое тело растворится, и мы встретимся в пространстве чистого ведения, в Нгаяб Кадро Линге, Чистой Стране Дакинь».

Дав такие наставления и сделав предсказания. Гуру приготовился умчаться прочь на солнечных лучах. Но я, склонившись перед ним, изливала тяжесть расставания в такой молитве:

Увы, увы! Владыка Оргьен,

Одно мгновение прошло, следующее наступает –

Несомненно, это и есть круговорот рождения и смерти.

Как остановить этот стремительный поток?

Увы, увы! Владыка Оргьен,

Так долго мы были вместе,

А теперь наши тела расстаются –

Несомненно, это и есть закон встречи и расставания.

Что мне сделать, чтобы остаться с тобой навсегда?

Увы, увы! Владыка Оргьен,

Раньше ты наполнял собой весь Тибет,

Теперь же нам остается только смотреть

на следы твоего присутствия –

Несомненно, это и есть действие закона непостоянства.

Как мне связать крылья кармы?

Увы, увы! Владыка Оргьен,

Прежде весь Тибет укреплялся твоими наставлениями,

Теперь же нам осталось только слушать

предания о тебе –

Несомненно, это и есть действие

закона становления и изменения.

Как мне обрести непоколебимую уверенность?

Увы, увы! Владыка Оргьен,

Доныне я была твоей постоянной спутницей,

Теперь же мой Гуру исчезает в небесах,

Оставляя меня на ложе моей несчастной кармы.

Кто укрепит меня и даст благословение?

Увы, увы! Владыка Оргьен,

Твоя речь была полна глубоких наставлений,

Но теперь, бессмертный,

Ты исчезаешь в небесном пространстве,

Оставляя на земле меня, женщину, связанную узами тела.

Кто устранит препятствия и вдохновит меня?

Увы, увы! О Милосердный,

Прошу, дай мне последние три слова наставлений.

Всегда взирай на меня с состраданием

И не забывай Тибет в своих молитвах благопожеланий.

Я высыпала на тело Гуру тринадцать горстей золотого песка, и, когда я еще стояла, коленопреклоненная, в своей печали, Учитель, восседая на солнечных лучах в пространстве передомной на расстоянии вытянутой руки от земли, обратился ко мне с такими словами:

Слушай, дочь моя, Океан Сиддхи:

Пема Джюнгне живет для того,

Чтобы обратить и наставить в вере демонопоклонников.

Это искусное деяние,

Осуществляемое тремя телами

полностью совершенного Будды,

Несравнимо с делами обычных людей,

Которые подобны пузырям на воде.

Если ты страшишься рождения и смерти,

Впитай в себя учение Будды,

И когда ты обретешь полную власть над

своими потоками энергии,

А также над созерцанием стадий

порождения и завершения,

Рождение и смерть станут подвластны тебе.

Слушай, добродетельная, верная супруга,

Пема Джюнгне живет для того,

Чтобы приносить благо всем живым существам.

Всеобъемлющее и равное ко всем сострадание

Несравнимо с покрывалом неведения,

Накинутым на разум простых людей.

Чтобы не расставаться со мной, практикуй гуру-йогу,

И во всех явлениях ты увидишь Гуру.

Нет лучшего способа преодолеть

горечь встреч и расставаний.

Слушай, очаровательная, пленительная госпожа,

Пема Джюнгне живет для того,

Чтобы отдавать себя другим.

Его высшее, незапятнанное бытие,

В котором все материальное приходит

к своему завершению,

Несравнимо с бытием обычных людей,

Движимых дурной кармой.

Я наполнил Тибет своими учениками и теми,

Кто обрел сиддхи.

Чтобы постичь непостоянство, практикуй махамудру,

И ты увидишь, что мир явлений,

сансара и нирвана изначально свободны по своей сути.

Нет лучшего способа связать крылья кармы.

Слушай, наделенная верой, вечно юная дева,

Пема Джюнгне живет для того,

Чтобы проповедовать учение необузданным.

Это высшее вадржное тело, недоступное переменам,

Несравнимо с больными телами обычных людей.

Я наполнил Тибет учениями Будды,

И, если ты станешь проповедовать и медитировать,

Учение не утратится.

Изучение, размышление и медитация –

Вот три опоры учения Будды.

Намерения практикующего и

цели других людей исполняются без усилий.

Нет лучшего способа,

Чтобы преодолеть непостоянство сансары.

Слушай, наделенная верой, дочь Карчена,

Пема Джюнгне уходит в пространство лотосового света.

На мне – благословение будд прошлого,

Настоящего и будущего,

Меня нельзя сравнить с живыми существами,

Связанными Владыкой Смерти.

Ты, женщина, овладевшая сиддхи,

Наделенная ваджрным телом,

Испроси благословение и посвящения

у своего высшего ума,

Он – наместник Гуру в тебе.

Слушай, Еше Цогельма,

Пема Джюнгне отправляется

В пространство чистого блаженства.

Он как бессмертное божество,

Обитающее в теле пустоты,

Несравним с человеческими существами,

В которых тело и ум разделены.

Цогель, ты обрела освобождение,

Опираясь на тайные наставления.

Выполняй медитации Дзогчен Атийоги,

И своей медитацией и молитвами

Ты устранишь препятствия и обретешь вдохновение.

Нет лучшего способа устранить препятствия,

Мешающие проявиться состраданию Гуру.

Слушай, достигшая совершенства,

Нареченная именем Сияние Синего света,

В прошлом я дал тебе множество советов и наставлений,

Но все они сводятся к одному –

Практикуй гуру-йогу:

На расстоянии ладони над твоей головой,

На сиденье из солнца и луны,

Окруженный радужным сиянием

Восседает Пема Джюнгне, наставник всех людей.

У него одно лицо и две руки,

В первой он держит ваджр,

А в левой – чашу из черепа,

Одетый в полотняную одежду,

В мантии со спадающими складками,

Украшенный шапкой, перьями ястреба и серьгами,

В лотосовой позе, лучащийся светом.

Его стать указывает на завершенность

практики шести колесниц,

Его тело наделено всеми признаками

совершенства Будды.

Вокруг него –дакини в виде пятицветного света,

Сияющего, блестящего, ясного, как свет ума.

Когда это созерцание станет непоколебимым,

Прими передачу сил и оставайся в состоянии единения;

Если образ становится неясным, медитируй с усердием.

Затем множество раз читай сердечную и

сущностную мантру ГУРУ СИДДХИ.

Потом соединись с Гуру через три двери своего тела40,

Соверши молитвы посвящения заслуг

И молись о том, чтобы достичь состояния самого Гуру.

И в конце медитации пребывай

в чистом пространстве Дзогпа Ченпо,

Растворившись в тигле изначального пространства.

Нет практики высшей, чем эта, Цогельма.

Мое сострадание не возрастает и не убывает.

Неугасим луч моего сострадания, светящий на Тибет.

Я всегда нахожусь перед лицом моих сынов,

Молящихся мне.

Я ни на мгновение не отделен от тех,

Которые верят в меня.

Хотя я и скрыт, они ощущают мое присутствие;

Мое непрекращающееся сострадание

Укрепляет моих сынов чистым видением.

В будущем, в десятый день лунного месяца,

Пема Джюнгне придет, восседая на Божестве Дня41

В мирной, обогащающей,

Подчиняющей и разрушающей формах,

Последовательно, в течение четырех периодов суток,

Чтобы наделить соответствующими сиддхи

своих духовных сынов.

Подобным же образом я явлюсь

в десятый день убывающей луны,

Чтобы явить активность покорения и разрушения;

В пятнадцатый день лунного месяца,

восседая на лучах луны,

Я явлюсь, чтобы до основания потрясти сансару

Своим состраданием

И спасти обитателей нижних миров,

Действуя в совершенстве на благо всех живых существ.

В восьмой день луны, после полуночи и

перед рассветом,

На закате и на восходе,

Восседая на коне своей совершенной мудрости,

Я стану объезжать места силы по всему миру,

даруя различные сиддхи:

В стране злобных демонов я поверну колесо учения;

На двадцати одном острове дикарей

И в тридцати странах,

населенных злобными варварами,

Для осуществления успокоения,

обогащения, подавления и разрушения

В форме огня, ветра или воды,

Как небо, как радуга, землетрясение или гром,

Я явлю множество видимых форм,

Чтобы вести их к совершенной радости;

Никогда не прекратятся мои деяния

на благо живых существ.

Ты же отныне будешь жить больше ста лет,

Доставляя радость и счастье жителям Тибета.

Когда сто лет пройдет, ты отправишься в Нгаяб Линг,

И, нераздельная с Пема Джюнгне,

будешь помогать своим ученикам.

Имя твое будет Видьядхара Сияющего Синего Света.

Твои тело, речь и ум навсегда нераздельны с моими.

Остановив круговорот рождений и смертей,

связав крылья кармы,

Ты произведешь многочисленные эманации

для блага будущих поколений.

Не прекратится поток твоих эманаций в Тибете,

Приходя без страха и сожалений,

Ты станешь действовать для блага живых существ.

Восстань, Цогельма,

Мы никогда не разлучимся.

Но здесь, в мире непостоянства и

относительности, прощай.

И пусть мои молитвы сострадания принесут

благо людям Тибета.

Когда Гуру закончил свою речь, в небе появились многочисленные даки и дакини, играющие на разнообразных музыкальных инструментах, держа в руках зонты, паланкины, опахала из ячьих хвостов и павлиньих перьев, флаги и знамена. Из этого собрания небесных музыкантов исходило радужное сияние, в котором растворился Гуру. Не в силах вынести расставания, я упала на землю и зарыдала: «О Гуру Римпоче! О единственный Будда! Наш единственный отец и господин! Очи страны Тибет! Сердце мое! Яви свое сострадание! За что ты казнишь меня так жестоко? Увы! О день скорби!» Так я взывала к нему, умоляя возвратиться. Тогда Гуру Римпоче обернулся в последний раз и дал мне свое первое завещание42, прежде чем снова раствориться в пространстве пульсирующего света, повернувшись лицом на юго-запад. Но я не переставала плакать и взывать: «Увы! О горе! Владыка Оргьена, неужели ты оставишь Тибет в запустении? Неужели ты погасишь свет своего сострадания? Неужели ты оставишь свою Цогель без прибежища? Будь милосерден, взгляни на меня снова!» Так я продолжала взывать к нему. В ответ мне раздался голос Гуру, чистый и ясный, и произнес слова второго завещания. Затем небеса снова наполнились сиянием, этот свет принял форму дакини, которая постепенно растворилась в пространстве. Я опять бросилась на землю, билась о камни, царапала свое лицо и рвала волосы, взывая к исчезнувшему Гуру.

В ответ на это раздались слова: «Взгляни, Цогель!» И, оглядевшись, я увидела в пространстве перед собой светящийся шар размером с мою голову. Внутри этого шара находилось первое наследие его паринирваны43. После этого свет, озаряющий Тибет, собрался в шар, который исчез в юго-западном направлении, куда прежде удалился Гуру. Снова, не в силах вынести расставания, я вскричала: «Благословенный Оргьен, не покидай меня!» И снова, как и прежде, голос велел мне смотреть, и немедленно вслед за этим ларец из света размером с кулак со вторым наследием паринирваны Гуру упал передо мной. Затем свет дня и свет солнца померкли, исчезнув на юго-западе. В наступивших сумерках я, как во сне, вызвала в памяти образ Гуру, окруженного дакинями, и в отчаянии, с глазами, полными слез, запела:

Увы! О горе! Оргьен Римпоче!

Пришло время, когда мрак покрыл страну Тибет,

Пришло время, когда опустели кельи отшельников,

Пришло время, когда некому воссесть на трон Дхармы,

Пришло время, когда некому наполнить

сосуд посвящения,

Пришло время, когда в ум подвижников

закрадываются сомнения,

Пришло время обратиться за советом к книгам,

Пришло время, когда только в визуализации

мы увидим Гуру,

Пришло время, когда лишь священные изображения станут опорой для созерцания,

Пришло время, когда только во сне нам явится чистое видение.

Вот какие печальные времена наступили теперь.

Увы! О горе! Благословенный Владыка Оргьен!

Взгляни на нас с состраданием, Учитель Истины!

После того как я произнесла слова этой молитвы, ларец из света размером не больше сустава пальца появился на конце последнего луча, исходящего из юго-западного направления. В нем я нашла третье наследие паринирваны Гуру, и в тот же миг обрела непоколебимую уверенность. Гнездо надежд и страхов, спрятанное в глубинах моего существа, разрушилось, и во мне возникло чувство непрерывного присутствия Гуру.

Тогда, исполненная безграничной преданности, я ступила в созерцание мандалы Мистического Единства с Гуру и через три месяца практики смогла видеть его в течение шести периодов дня и ночи, получая от него наставления, советы и устные передачи учения.

Затем, для того, чтобы Девамо смогла восстановить свое видение Гуру, по его позволению я составила ритуал, называемый Янг-Пур Дракма44, главная часть которого представляет собой практику исповедания в сочетании с ритуалом Янгдак Херуки, а вторая часть – практику Дорже Шонну, устраняющего препятствия. Этой практике я обучила многих последователей Гуру Римпоче, и в особенности Девамо, а затем установила линию учения устной передачи и линию терма.

Вернувшись в Тибет, Еше Цогель жила в Мангьюле, Цанге, Запу, Тидро и других местах, наставляя верующих и обучая своих учеников и создавая новые сокровища терма. В Тидро она после шести лет практики достигла абсолютного знания, проникнув в самое сердце учения Дзогчен.

После своего возвращения я приступила к завершающей аскезе, «принятию на себя кармы других». Служитель демонов, Сантипа, слуга моего бывшего жениха, причинивший мне некогда столько зла, обрел перерождение в «Очень Горячем Аду» и был исторгнут оттуда силой моего сострадания.

Я отдавала свою плоть пожирателям плоти, я кормила голодных, одевала нагих, давала лекарства больным, приют бездомным и удовлетворение страдающим от вожделения. Коротко говоря, я отдавала свое тело и жизнь для блага других. И поскольку, когда требовалось, я отдавала даже свои органы чувств, нисколько не заботясь о самой себе, однажды бог Индра и наг Ананда решили испытать меня.

Однажды в Тидро ко мне принесли безного человека.

- Откуда ты? И для чего прибыл сюда? – спросила я его.

- Меня принесли из Омбу, что в Центральном Тибете, - отвечал человек. – Правитель несправедливо наказал меня, и мне вырезали коленные чашечки. Мудрые лекари Тибета сказали, что их можно пересадить, взяв у женщины. Я слышал, что ты госпожа, даешь людям все, что у тебя попросят. Молю тебя, помоги мне!

- Я дам тебе все, в чем ты нуждаешься, - отвечала я, исполнившись сострадания. – Я обещала своему Гуру, что стану служить всем живым существам своим телом, речью и умом. Поэтому возьми все, что хочешь.

- Нам придется нанести тебе глубокие раны, - сказали лекари, приступив ко мне с острыми ножами. – Способна ли ты терпеть боль?

- Я готова, - отвечала я.

Итак, они сделали крестообразные надрезы на обоих моих коленях, извлекли коленные чашечки со звуком «крак, крак!» и положили их, окровавленные передо мной. Сознание на мгновение покинуло меня. Придя в себя, я попросила их забрать коленные чашечки, и они удалились.

Через некоторое время, когда раны мои зажили, ко мне пришел, горько рыдая, прокаженный. Его болезнь была в такой ужасной стадии, что все тело его было покрыто гноем и запекшейся кровью, на месте носа зияла зловонная дыра, а от гноящихся губ также исходило ужасающее зловоние.

- Злые духи наслали на меня проказу, - сказал он, - но главное мое страдание в другом. У меня была жена, дочь богов, подобная тебе. Когда я стал ей отвратителен, она ушла к другому человеку. А затем выгнала меня из дома. Если ты действительно решила посвятить свою жизнь другим, не согласишься ли ты стать моей женой?

- Не плачь! – сказала я ему, охваченная жалостью. – Я исполню любую твою просьбу. – И я стала жить с прокаженным. Исполняя все обязанности настоящей жены.

Подобным же образом я помогала всем людям, нуждающимся в моей помощи. Многие приходили ко мне с разнообразными просьбами. И я отдавала им все, что они требовали: мои глаза, голову, руки и ноги, язык и т.д.

Наконец явился сам бог Индра и поднес мне в дар богатства богов, пять божественных шелковых одеяний, сосуд с небесным нектаром и семь сокровищ. Пропев мне хвалебный гимн, он исчез, а все мои раны бесследно исчезли.

Вслед за этим мой супруг-прокаженный обратился в змееподобного нага Ананду. Он поклонился мне и даровал неисчислимые богатства нагов. Сложив руки в жесте почитания, он сказал:

Гуру Еше Цогельма!

Ты – тайный ключ к Пема Джюнгне!

Своим состраданием ты утешаешь

страдания живых существ,

Ты свободна от представлений о чистом и не чистом,

Ты отринула любовь к самой себе.

Хозяйка учения. Мать Будд, я поклоняюсь тебе.

Гуру Пема Тотренгцел45 – мой учитель,

Поэтому помни обо мне с любовью. Ваджрная сестра.

Ты – источник океана учений, всей тантры,

Ты – источник смысла учений устной передачи и терма,

Тебе одной вверена забота об их росте и распространении.

Поэтому, пока я жив, я буду помогать тебе,

Поддерживать и защищать тебя,

Заботиться о твоем благополучии и отвращать несчастья.

Сказав так, он исчез под землей в своем истинном облике.

Подробное описание того, как Еше Цогель освободила из глубин различных адов тех, кто имел с ней кармическую связь. А также еще многих, к кому испытывала бескорыстное сострадание, можно найти в ее многочисленных жизнеописаниях.

Между тем император не оставлял своей заботой духовные общины в Лхасе, Самье, Трандруке и других местах. Всего туда поступило тринадцать тысяч новых монахов. Я же, проживая в Чимпу, давала наставления и помогала в их духовной практике давним ученикам Гуру Римпоче, моим собственным ученикам, тем, кто недавно обрел веру в Гуру, проживающим в Нгари, Мангьюлн, Пуранге, Бутане, Цанге, Джаре, Лоро, Конгпо, в четырех областях Центрального Тибета, в четырех северных провинциях, в Докхаме, Китае, Джаре, Хоре, Миньяке и других местах. Моя сострадательная активность простиралась подобно небосводу, а мои ученики распространились по всему свету.

Тогда я, Цогель, сказала себе: «Вот я исполнила свою задачу распространения учения на благо живых существ. Половина жизненного срока, предсказанного мне Гуру, прошла. Мое знание и способности достигли наивысшего расцвета. Поэтому теперь пришла пора отправиться медитировать в места силы, которые прежде благословил Гуру Пема, устроить тайные хранилища учений терма, дать благословения и произнести молитвы исполнения желаний».

Далее в биографии описывается, какие именно места посетила Еше Цогель и какие сокровища терма спрятала в каждом из них. Она побывала в ста пяти главных и одной тысяче семидесяти малых местах силы Великого Тибета. Но, кроме этого, существуют миллионы мест, о которых можно было бы рассказать, однако в тексте они не упоминаются, поскольку их перечисление было бы слишком пространным. А о том, как именно были спрятаны сокровища в Великом Тибете, и особенно в Самье, Лхасе и Трандруке подробно рассказано в самих терма и в обширных биографиях Гуру Римпоче.

Так заканчивается седьмая глава, рассказывающая о том, как Еше Цогель осуществляла свою деятельность на благо всех живых существ.

Главная
а
б
в
г
д
е
ж
з
и
й
к
л
м
н
о
п
р
с
т
у
ф
х
ц
ч
ш
щ
ъ
ы
ь
э
ю
я
a
b
c
d
e
f
g
h
i
j
k
l
m
n
o
p
q
r
s
t
u
v
w
x
y
z
0
1
2
3
4
5
6
7
8
9