Найти :
Найденные результаты с ключевым словом : "обучение-у-шрамана-арады-".

Обучение у шрамана Арады

Библиотека

Буддизм Статьи, книги и древние тексты Буддизм: история, каноны, культура

Буддизм: история, каноны, культура

Обучение у шрамана Арады

Покинув мир, Гаутама сначала прибыл туда, где жил шраман из брахманов Рашвата. Здесь было много хижин, где жили отшельники, занимаясь суровой аскезой. Потом Он достиг Вайшали, места, где аскет Арада Калама обучал своих учеников погружаться в сферу лишенную признаков. Бодхисаттва выразил желание стать его учеником. Прежде всего Он спросил Араду Каламу, как избавиться от старости, болезни и смерти.

Арада Калама ответил Гаутаме так: "Это достигается познанием происхождения нашего смертного бытия и возвратом к Истоку. То, что рождается и стареет, то, что подвластно неволе и смерти, есть обнаруженное или проявленное, тогда как не обнаруженное, не проявившееся — противоположно этому. Неведение, достоинства и недостатки прошлых деяний и желание — вот причины бытия. Пребывающий в области этой триады не достигает сути вещей. Пять препятствий стоят у него на пути к освобождению: эгоизм, ложные воззрения, ложные методы освобождения, привязанность к внешним вещам и тяготение к бытию, что порождает только новое рождение — таков пятеричный источник великого обмана, соблазна, двойственности. Познай, что смерть и рождение — самообман, ясно уразумей, что желание есть великий самообман. Живущий подобен младенцу укутаному пеленками пятеричного невежества: омраченности, страсти, ненависти, гордыни и зависти.

Он переходит из одного рождения в другое. Человек странствует в мирах воплощенного бытия, в мирах, изобилующих горем, очарованный мечтою; о том, будто он владыка, он — слушатель, он — мыслитель, он — причина и следствие. Ради избавления от этого дурманящего заблуждения, помни, что в отсутствии причины заложено и отсутствие следствия; познай, мудрец, жаждущий избавления, четыре вещи: просветленное и непросветленное, проявленное и непроявленное, и должным образом познай их. Отринув все ложные воззрения, предайся рассуждениям о высшем Абсолюте, Брахмане, выполняй строгий порядок священного познания для достижения области бессмертия..."

"Как и где, в таком случае, нужно вести эту жизнь священного познания и до каких пределов простирать ее?" — снова спросил Гаутама. Арада сказал: "Прежде всего, благочестивый, покинувший дом свой и ставший нищим, неукоснительно поддерживай определенные правила поведения в течение всей жизни, довольствуйся милостыней, живи в уединении. Будь равнодушен ко всем чувствам, размышляй над священными текстами, довольствуйся собой. Тот, кто знает, что страх исходит из страсти и что высшее блаженство — в бесстрастии, старается подавлением всех чувств установить спокойствие духа. Так приходит первая ступень созерцания и обладание новым, неведомым переживанием самадхи в мире Брахмана, которому еще присуще наслаждение. Мудрый, зная, что это состояние одурманивает дух, восходит до второй ступени дхьяны, чуждой этого состояния, но имеющей свое собственное блаженство, особое переживание благости — Абхасур. Тот, кто освободит свой дух и от этого восторга, достигнет третьей ступени созерцания, блаженной, но без примеси удовольствия.

Здесь останавливаются многие шраманские учителя, полагая, что истинное освобождение наступило, так как радость и скорбь остались позади, и работы мысли нет. Достигший такого состояния и в равной мере не желающий его и не пренебрегающий им получает четвертую ступень дхьяны, недоступную уже никакому удовольствию и скорби. Возвышаясь и за эти пределы, мудрец поднимется к еще более высшей мудрости с целью упразднить всякую телесность, ему чужда уже всякая форма, всякое проявление во внешнем. И вот тогда Атман, душа, вырвавшаяся из тела, как птица из клетки, освобождается. Это есть состояние верховного Брахмана, вечного, чуждого любых признаков, качественно неопределенного. Таковы средства освобождения, которые я указал тебе, если ты постиг их и одобрил, действуй соответственно".

Бодхисаттва стал практиковать и достиг ступени погруженности, о которой говорил этот шраман. Арада предложил ему совместно обучать учеников. Однако Гаутама понял, что учение Арады, утонченное и выдающееся, не является окончательным, так как не учит, как нужно освобождаться от Атмана. "Мне пришла мысль, — вспоминал позже Гаутама, — что это учение не ведет к отречению от сансары, не ведет к концу воли и желания, к распаду понятий, к прекращению страдания, прозрению и полному Пробуждению, к угасанию заблуждения. Оно ведет лишь к появлению в области небытия, а к самому небытию не ведет".

Он обратился Араде: "Ведь я, Арада, ищу полного освобождения, которое не допускает никакого возвращения к сансаре и ее суете, в то время как ты, не допуская никакого возврата в мир сансары, обещаешь достижение некоего последнего состояния бытия, состояния великого Брахмана, полного покоя, без начала и конца, без пределов и границ, без первого и последнего. При всей неопределенности и бесформенности это небытие есть все же "бытие", а стало быть — сансара. Я ищу Того, где не может быть речи ни о смерти, ни о рождении, ни о бытии, ни о не-бытии, ни о вечности, ни о не-вечности. Атман, хотя и освобожденный от принципа развития и от условий его, все же, подвержен рождениям, душе придется быть носителем семени, ей присущ еще зародыш. Дхарма рождения или элемент сознания скрывает в себе, подобно зародышу, другую дхарму. Ты, Арада, говоришь, что наше "Я", став чистым, получает истинное освобождение.

Но если мы, хотя бы и после распада нашей временной телесной личности, в будущем вновь встретимся с сочетанием причины и следствия, происходящих от прошлых существований, тогда опять появится возврат к путям рождения: точно как зародыш или семя, в котором элементы земля, огонь, вода и ветер — четыре стихии, казалось бы, уничтожили жизненное начало. Но при встрече с благоприятными обстоятельствами без видимой причины оно оживает — в силу присущей ему способности к жизни, в силу жажды бытия! Достижение твоего предполагаемого освобождения, в котором есть идея личности и живого существа, не несет конечного освобождения от возможности вернуться к проявленному бытию. Большинство людей еще не упразднило представления об Атмане, пусть и очистив его. Не может быть полного освобождения, пока длится представление об Атмане. В нем нет истинного отказа от себялюбия, эгоизма. Пока ум не освободится от любых качеств, свойств и определений свободы не будет. Вот почему я утверждаю, что полное достижение моей цели — освобождение от цепей бытия — может быть найдено только в устранении всего."

Арада Калама выслушал и возражать не стал. Бодхисаттва отправился дальше.

Главная
а
б
в
г
д
е
ж
з
и
й
к
л
м
н
о
п
р
с
т
у
ф
х
ц
ч
ш
щ
ъ
ы
ь
э
ю
я
a
b
c
d
e
f
g
h
i
j
k
l
m
n
o
p
q
r
s
t
u
v
w
x
y
z
0
1
2
3
4
5
6
7
8
9